История детской
литературы
История детской
литературы
История детской
журналистики
История детской
журналистики
Забытые имена
Забытые имена
Новые факты
Новые факты
Из старых газет
и журналов
Из старых газет
и журналов



























Главная >> Историческая энциклопедия >> История детской журналистики

 
 

М. И. АЛЕКСЕЕВА

Российские журналы для детей (1920-е годы)

Методические указания к специальному семинару для студентов редакционно-издательского отделения

1920-е годы в советской журналистике и сейчас нуждаются в исследовании. Краткий очерк истории основных детских журналов тех лет поможет студентам правильно определить место интересующего их издания в общем потоке журналистики для детей1. Автор не ставил себе целью анализировать журнальную продукцию 1920-х годов. Это задача студентов, работающих в специальном семинаре. Более подробно в очерке охарактеризовано содержание первого советского журнала для детей "Северное сияние" как издания, наметившего основные пути развития новейшей отечественной журналистики для детей.

Становление советской детской журналистики происходило в очень трудный для России период. Гражданская война, хозяйственная разруха первых послереволюционных лет чрезвычайно затрудняли осуществление культурной революции в такой огромной и нищей стране, какой была в то время Россия. Но, начиная с октября 1917 года, вопросы культурного строительства решались в нашем государстве как одни из первоочередных.

На литературу возлагалась важная задача - воспитание поколения строителей новой жизни. Тогда казалось, что коммунистическая идея победила и за ней будущее.

В начале 1920-х годов в России еще существовали дореволюционные детские издательства, которые в своей деятельности придерживались старого направления и выпускали в основном буржуазную литературу. В первую очередь именно ей должна была противостоять советская литература для детей.

Организаторам советской детской литературы, начиная с 1917 года до 30-х годов, приходилось отстаивать позиции в борьбе, с одной стороны, против приверженцев "чистого искусства", утверждавших полнейший аполитизм литературы, оправдывавших отход писателей от социальной тематики, с другой стороны, - против вульгаризаторов, выступавших с лозунгами: "Долой классиков!", "Долой сказку!", "Долой антропоморфизм!" и т. д. Школа, по мнению вульгаризаторов, должна была создавать лишь условия для приобретения знаний. Учебные программы, расписания отвергались. Учебник мог быть заменен журналом. Вульгаризаторы доходили до абсурда: для детских садов и ясель они, например, рекомендовали делать не стульчики, которые, якобы, развивали у детей индивидуализм, а скамейки, которые воспитывали ребят в духе коллективизма.

Создание новых кадров детских писателей - важнейшая задача, которую должны были прежде всего решить организаторы советской литературы для детей. Начать объединение детских писателей легче всего было вокруг журнала. Журнал мог стать творческой лабораторией, в которой бы разрабатывались новые темы, жанры и методы.

В первые годы после революции происходило критическое освоение наследия прошлого в области литературы и искусства. Что же досталось советской детской журналистике в наследство от прошлого?

Журналистика для детей занимала особое место в литературной жизни дореволюционной России. Детские журналы не принимали участия в журнальной полемике и литературной борьбе. Но направление каждого из них свидетельствовало о борьбе различных общественных группировок за влияние на молодое поколение.

Лучшие традиции русской детской журналистики восходят к новиковскому "Детскому чтению для сердца и разума", издававшемуся в 1785-1789 годах как еженедельное приложение к "Московским ведомостям". Направление журнала было гуманистическим. В суровый век крепостничества Новиков проповедовал равенство людей и уважение к труду крестьянина. Тогда это был единственный журнал, на страницах которого звучали оппозиционные по отношению к правительству ноты. "Детское чтение для сердца и разума", в отличие от издававшихся позднее журналов, не было сборником случайных произведений и статей, а преподносило читателю некую систему знаний, которая, по замыслу редакции, должна была выработать у него определенное мировоззрение. Этот журнал можно назвать энциклопедичным. Он стоял на современном ему уровне научных знаний, нашел очень правильный тон в разговоре с читателем и был не только наставником, но и другом детей.

С идеями просвещения и гуманизма связано все лучшее в дореволюционной русской журналистике для детей.

Для большей же части издававшихся в России до революции журналов характерны открытая тенденциозность, нравоучительность, низкий литературный и художественный уровень, совершенный отказ от социальной тематики, сюсюканье, подделка под детский язык.

Перед Октябрьской революцией в России существовало множество детских журналов. Среди них либерально-буржуазные - "Родник", "Детское чтение", "Всходы", правые - "Задушевное слово", "Ученик", "Незабудка", журнал толстовцев "Маяк" и другие.

Многие из этих журналов продолжали издаваться и после революции ("Задушевное слово", "Доброе утро", "Жаворонок", "Для наших детей"). Но они не могли знаменовать собою начала советской детской журналистики. В них мало что изменилось. О революционных событиях на их страницах не было и речи. Все те же зверюшки, игрушки, послушные и непослушные детки, благодетели и благодетельницы, спасающие несчастных сирот от голодной смерти, та же проповедь буржуазной морали. Лишь изредка отзвук исторических событий слышался в письмах читателей и в ответах на них редакции, которая, как правило, старалась отвлечь внимание ребят от происходящего в стране.

Характерен, например, отрывок из "Беседы тети Клавдии" (журнал "Для наших детей", 1918, № 3): "А вот Валя К.прислала очень грустное письмо. Она спрашивает, когда кончатся все беспорядки. Ей тяжело видеть все происходящее сейчас в России; она бранит крестьян. Милая Валя! Многим сейчас тяжело жить в России и смотреть на все, что сейчас происходит. Но нельзя обвинять во всем крестьян. Наш народ, Валечка, веками жил в темноте, под страшным гнетом. Его эксплуатировали, над ним издевались. Много горечи и негодования накопилось у него против "бар". И если он сейчас не может отличить друзей от врагов, это не его вина - слишком он темен. Когда ты, милая девочка, подрастешь, займись историей. Она объяснит тебе многое, и ты будешь шире смотреть на жизнь и найдешь оправдание и прощение многому. Всякая ломка в жизни народов вызывает много несправедливости. Это всегда было и всегда будет. Это ты тоже узнаешь из истории революций других стран. Но зато после, когда все успокоится, всем в России будет житься несравненно легче и свободней, чем раньше. Поверь мне и не приходи в отчаяние".

Перед советскими детскими журналами стояла ответственная задача - сделать детей активными участниками общественной жизни в стране, организовать их, воспитать в соответствии с революционными установками. А это в корне противоречило традициям подавляющего большинства дореволюционных журналов для детей, рассчитанных на неорганизованного читателя, стремившихся оградить ребенка от внешнего мира.

Новая эпоха в истории русской журналистики для детей связана с именем А. М. Горького.

В 1919 году в Петрограде вышел в свет первый (сдвоенный) номер ежемесячного журнала для детей 9-12 лет "Северное сияние". Мысль об организации советского журнала для детей родилась у сотрудников литературно-издательского отдела Наркомпроса. Так как литературно-издательский отдел Наркомпроса имел право издавать только произведения классиков, решено было, что издателем журнала будет комиссариат по социальному обеспечению.

Председателем редакционной коллегии журнала согласился быть А. М. Горький, несмотря на то, что в это время он был чрезвычайно занят организацией издательства "Всемирная литература".

Горький с готовностью взялся за дело, от которого могли зависеть судьбы советской литературы для детей. В редакционную коллегию журнала входили В. Менжинская, В. Шишков, И. Белопольский. Секретарем редакции журнала была В. Железнова, имевшая большой опыт секретарской работы в журнале "Нива".

Авторский актив создавался в невероятно трудных условиях. В это время многие писатели и художники уехали из Петрограда. К сотрудничеству в журнале были привлечены писатели В. Авенариус, В. Князев, П. Сурожский, А. Чапыгин, В. Шишков, художники - П. Бучкин, В. Конашевич, В. Сварог, К. Фридберг.

Несмотря на то, что на титульном листе "Северного сияния" значилось, что журнал ежемесячный, первые номера выходили сдвоенными из-за недостатка бумаги. В 1920 г. вышли всего две книжки журнала - № № 1 - 6 и 7 -12.

"В предлагаемом журнале мы - по мере сил наших - будем стремиться воспитать в детях дух активности, интерес и уважение к силе разума, к поискам науки, к великой задаче искусства - сделать человека сильным и красивым", - писал А. М. Горький в "Слове к взрослым"2, опубликованном как обращение от редакции к родителям и воспитателям.

"Северное сияние" предлагало читателю разнообразный материал в отделах беллетристическом, научно-популярном, клубе любознательных - в последнем помещались небольшие очерки и заметки из области естествознания, техники и прикладного искусства, обзоры важнейших открытий и изобретений.

Из-за недостатка авторов приходилось печатать в журнале произведения, не всегда отвечавшие программе издания. "Мы знаем, - писал Горький, - что первые номера журнала не выдержаны в направлении, взятом нами. Но просим понять, что для успешного построения сказанного выше необходимо, чтобы сотрудники его успели отрешиться от некоторых навыков и симпатий, глубоко вкорененных в душе каждого из нас и отнюдь не украшающих ее".

Это замечание Горького справедливо не только и отношении первых номеров журнала. До последнего номера "Северного сияния" состав авторов был пестрым, а произведения, печатавшиеся на его страницах, - неравноценными в художественном отношении. Наряду с великолепными образцами художественной литературы для детей - сказками А. М. Горького "Яшка" и "Случай с Евсейкой", рассказом В. Шишкова "Зеркальце" - в "Северном сиянии" помещались малохудожественные произведения Г. Салазкина, В. Томилиной и других. Рядом с реалистическими рисунками А. Маковского к рассказу П. Сурожского "Финтифлюшка" мы видим рисунки М. Северного к стихотворению В. Майя "Завоеванные дворцы", как будто взятые со страниц "Нивы".

Поэты и писатели "Северного сияния" стояли перед большой трудностью. Не были разработаны новые темы, жанры, методы литературы. Наиболее слабы в художественном отношении были произведения на новые темы. При попытке втиснуть новое содержание в старую форму разрушался художественный образ. Как пример этого можно привести неудачные стихотворения некоторых поэтов.

Поэт Василий Князев пытается добиться приподнятого звучания стиха, используя торжественную лексику и метафоры:
Не страшен нам теплицы барской
Цветок, точащий сладкий яд.
На нашей грядке пролетарской
Он переймет наш аромат

Иными словами, детям рабочих нечего бояться влияния детей буржуазии - в пролетарском детском коллективе их можно перевоспитать.

Поэт Владимир Воинов в поисках новой формы невольно снижает стиль именно там, где он должен быть торжественным:
Миновали наши беды,
И теперь уже могу
Петь великий гимн победы:
- "Гу-гу-гу! Гу-гу! Гу-гу!"3

В этом случае неудачный образ и неуместное звукоподражание разрушают смысл четверостишья.

Нельзя сказать, что в области советской детской литературы "Северному сиянию" удалось добиться многого. И тем не менее журнал внес неоценимый вклад в дело её становления.

На страницах этого издания впервые были затронуты совершенно новые для детской литературы темы: тема советского быта детей (В. Томилина "Кисет" - в рассказе говорится о жизни рабочей семьи, о детском клубе), тема национального неравноправия в царской России (В. Шишков "Зеркальце" - автор рассказывает о том, как русский купец бессовестно обманул калмыка Аргамая, выменяв у него трех хороших быков на маленькое зеркальце).

Одна из ведущих тем "Северного сияния" - тема труда. Подается она в общечеловеческом плане - говорится (правда, в очень наивных стихах) о торжестве созидательного труда многих поколений людей:
И отныне и до века
Воспевают там и тут
Дивный гений человека
И его великий труд!4

Труду рабочих в дореволюционной России посвящен рассказ П. Сурожского "Финтифлюшка". Простой рабочий, народный умелец, мечтает о торжестве свободного труда. Он задумал высечь из соляной глыбы фигуру рабочего. "А настоящий рабочий должен быть сам хозяином во всем, - говорит Финтифлюшка. - В руках у него - все - и машины, и труд, и материал. Мой вот и будет таким. Лицо у него должно быть гордое, смелое, руки - как сталь. В одной руке молот, а другую протянул вперед - все это, дескать, наше, мы тут хозяева - и на земле, и под землей"5.

Появился в рассказах для детей и новый герой. Если раньше в произведениях о жизни детей в дореволюционной России маленький рабочий человек почти всегда был голодным, несчастным, страдающим и вызывал у читателя только сочувствие, то Алешка - герой рассказа В. Воинова "Алешкина шахта" - смелый, находчивый, умный мальчонка - вызывает у читателя восхищение6.

Печатаются в "Северном сиянии" рассказы и стихи, посвященные революционной тематике. В стихах революционная тема решается чаще всего в романтическом плане. Прозаические произведения о революции неудачны: схематичны, в них мало действия, характеры героев не раскрыты (характерный пример - рассказ Г. Салазкина "Две площади").

Серьезно был поставлен в "Северном сиянии" научный отдел. Продолжая лучшие традиции русской журналистики для детей, журнал преподносил детям определенную систему знаний, которые должны были выработать у читателя материалистическое мировоззрение. "Северное сияние" дает сведения из истории материальной культуры, из различных областей науки и техники. Но в этом отделе журнал еще во многом отдает дань прошлому. Широко используется авторами очерков прием беллетризации. Причем беллетристический сюжет и научные сведения связаны между собой искусственно. Иллюстрация к этому - очерк "Слезы тумана" (1919, № 3 - 4) - рассказ в беллетристической форме о круговороте воды в природе. Стремление автора очерка связать рассказ с современностью иногда выглядит очень наивно. В очерке "Слезы тумана", например, обращаясь к туману, лесной колокольчик спрашивает: "Кто ты, товарищ?". А вот отрывок из очерка "Северное сияние" (1919, № 1-2):

"Но вдруг колени сами собою подогнулись, Гриша стал, как на молитву, и начал громко взывать к блистающим огням:

- Северное сияние, милое мое... Родное, хорошее... Я тебя люблю... Ты очень хорошее, ты никого не трогаешь, только стращаешь. А гром убивает. И очень громко гремит. Я боюсь грома. Гром сердитый. А ты, северное сияние, доброе. Я никогда не забуду тебя. Вырасту большой, состарюсь, как мой дедушка, Назар Петрович, а все буду вспоминать тебя. Северное сияние, помоги мне быть добрым, справедливым. Помоги, северное сияние, любить всех людей, Илейку, собаку Непрю и всех, всех на свете...".

Весь этот монолог словно переписан со страниц одного из старых журналов для детей.

В 1920 г. "Северное сияние" издавалось тиражом 15000 экз. Журнал, конечно, не был и не мог быть изданием массовым. Но по тем временам, особенно если учесть затруднения с бумагой, это тираж большой.

Редакция "Северного сияния" предлагала читателю присылать свои статьи, очерки, заметки. "Все, что будет в них интересного, оригинального, вдумчивого, - говорилось в обращении к ребятам, - встретит радушный прием на страницах журнала. Редакция с одинаковым вниманием будет относиться и к законченному, мастерски написанному очерку опытного сотрудника-литератора, и к первому опыту начинающего сотрудника-читателя"7.

"Начинающими сотрудниками-читателями" называла редакция будущих детских корреспондентов. Создать актив сотрудников-читателей журнал не успел. Из-за отсутствия бумаги он прекратил существование.

"Северное сияние" - журнал, принципиально отличающийся от издававшихся ранее периодических изданий для детей. Он пытался содействовать воспитанию нового поколения, составить для него новый круг чтения (журнал выходил с приложениями). Четкое членение на отделы также отличает "Северное сияние" от прежних журналов, которые скорее напоминали сборники случайных рассказов и статей.

В 1922 г. в нашей стране возникло детское коммунистическое движение. Одновременно зарождается пионерская печать. Выходят первые пионерские журналы: в 1922 г. - журнал детских коммунистических групп "Юные товарищи", в 1923 г. - журнал "Барабан", в том же году в Петрограде - детский альманах "Воробей", в 1924 г. он был переименован в "Новый Робинзон". В 1924 г был создан журнал "Пионер". В 1926 г. в Ленинграде "место "Нового Робинзона" начинает выходить "Красный галстук".

По-разному и не всегда успешно решали пионерские журналы стоящие перед ними задачи. Журнал "Юные товарищи" увлекался формальной стороной детского движения и не был свободен от влияния скаутизма, который оценивался тогда отрицательно "Барабан" недооценивал воспитательного значения литературы и переоценивал участие детей в издании журналов. "Новый Робинзон" недостаточно внимания уделял вопросам детской жизни. Но все же изучение положительного опыта работы этих журналов представляет несомненный интерес для современной детской журналистики.

Двухнедельный детский журнал "Юные товарищи" (издание Центрального Комитета Российского коммунистического союза молодежи совместно с Комиссией детских учреждений ВЦИК) начал свое существование в апреле 1922 г. В редакционную коллегию входили писатели, общественные деятели, журналисты: А. Свердлова-Новогородцева, В. Бонч-Бруевич, Л. Авербах и А. Брюханов.

В обращении редакции к читателям говорилось: "Журнал рассчитан преимущественно на детей в возрасте от 9 до 13 лет, находящихся благодаря распаду школы и семьи почти вне всякого воспитательного влияния. Цель журнала - дать детям здоровую и интересную пищу для чтения и работ, пробудить в них активность, способствовать возникновению самодеятельных детских организаций и занять должное место в деле коммунистического воспитания подрастающего поколения"8. Такова была программа журнала. Утверждение редакции, что дети в эти годы находились вне всякого воспитательного влияния, вызывает возражение. А влияние самой окружающей жизни? Оно может быть положительным или отрицательным, но это постоянно действующий фактор.

К сотрудничеству были привлечены: Д. Бедный, А. Безыменский, М. Горький, С. Аржанов, М. Герасимов и другие. В журнале предполагалось печатать рассказы, героические повести и романы, путешествия и приключения, сказки, стихи, историческую беллетристику, научно-популярные статьи по всём отраслям знания, статьи, освещающие общественную жизнь, рассказы из жизни животных, обзоры и заметки о западном и русском коммунистическом детском движении, детские письма и рисунки, хронику открытий и изобретений, статьи по вопросам детского чтения, работы, занятия, игры, смесь. На деле эта программа значительно сужена.

В журнале "Юные товарищи" много постоянных отделов: литературный, "По школам и колониям", "Юный пионер", "День за днем (хроника пионерской жизни), "Переписка читателей", "Почтовый ящик", "Работы читателей", "Страничка руководителя", "Важнейшие события", "Новости науки и техники", "Что читать", "Работы и игры". Появляется отдел "Детские газеты и журналы" (обзор школьной печати).

Тематика произведений, печатавшихся в литературном отделе журнала, довольно широка: революция и гражданская война в России строительство новой жизни в стране, борьба с беспризорностью, международная солидарность трудящихся, историко-революционная тема.

В журнале публикуются произведения Артема Веселого, О. Эрдберга (псевдоним О. Тарханова), П. Ярового, стихи А. Жарова, А. Безыменского, С. Городецкого и других. Из номера в номер печатается научно-фантастический роман Г. Уэллса "Пища богов".

В № 2 - 3 журнала помещена сказка-быль А. М. Горького "Братская помощь" (из "Сказок об Италии"). Горький рассказывает, как рабочие Генуи встречают детей забастовавших рабочих Пармы.

Основное внимание журнал уделял вопросам детского коммунистического движения. Но на его страницах не говорилось об идейном отличии детского коммунистического движения от старого скаутизма, пионерские организации назывались скаутскими. Обращая внимание ребят на основной закон пионеров - "быть верными рабочему люду", журнал в то же время слишком увлекался описанием обычаев пионеров. Большая роль в детском движении отводилась игре.

Научно-популярного материала в журнале мало, несмотря на то, что редакция обещала постоянно печатать статьи по всем отраслям знания. Написаны материалы на научные темы очень скучно (см., например, "Ботанические прогулки" С. Покровского).

Журнал пытался установить постоянную связь с читателем, сделать его своим корреспондентом.

"Пусть юные товарищи, - пишет редакция, - в каком бы глухом уголке страны ни получали наш журнал, смотрят на него как на своего друга, которому можно доверить все, что интересует, волнует, радует их или печалит.

Условия жизни разнообразны и каждому есть, что рассказать своим товарищам, живущим от него далеко, но связанным общими интересами - журналом"9.

Испытывая большие денежные затруднения, на № 8 за 1922 г. журнал прекратил существование.

В апреле 1923 г. в Москве начал издаваться журнал юных пионеров "Барабан" (сначала - орган Московского и Краснопресненского бюро юных пионеров).

Журнал был задуман по инициативе самих ребят и первоначально выходил как орган районной пионерской организации. Но настолько необходим был пионерский журнал в стране, что уже с № 3 "Барабан" становится органом Московского Комитета РКП (б), Московского Комитета РКСМ и МГСПС.

Ответственным редактором журнала был М. Стремяков. Делался журнал руками комсомольцев, хорошо знавших запросы читателей.

"Барабан" ставил своей задачей организовать ребят.

"Журнал "Барабан"" будет являться громким призывом к работе и объединению"10, - говорилось в обращении редакции к читателю.

Это был журнал прежде всего общественно-политический. В отличие от "Юных товарищей" "Барабан" последовательно раскрывал ребятам идейную сущность пионерского движения. Журнал почти целиком посвящался вопросам пионерской работы.

Отделы "Пионерское движение", "Наша жизнь", "По отрядам", "Переписка пионеров", "Уголок старшего пионера", "Пионер-практик", "Почтовый ящик", "Веселый отдел" и другие давали читателю полное представление о том, что происходило в пионерской организации. Отдел "Вокруг света" знакомил ребят с происходящими в мире событиями. Короткие сообщения на международные темы печатались в отделе "Газета "Барабана"". Отдел "Новости науки и техники" рассказывал читателям о новейших открытиях и изобретениях у нас и за рубежом.

В "Книжной полке пионера" ребята находили рекомендации относительно чтения книг.

Литературный отдел журнала велся на крайне низком уровне. Многочисленные пьесы А. Иркутова лишены были какой-либо художественности. Несколько басен и стихотворений Д. Бедного, рассказ А. Серафимовича "Отец и сын" - пожалуй, лучшее из того, что печаталось в "Барабане" за все время его существования.

В журнале преобладали публицистические материалы. Публицистика в "Барабане" очень неоднородна. Наряду со скучными, написанными языком газеты для взрослых статьями и заметками (см., например, статьи М. Стремякова) в журнале печатались живые и содержательные статьи, принадлежавшие перу Ем. Ярославского.

Научные очерки в "Барабане" однообразны, заполнены длинными, скучными описаниями (например, серия очерков "Обитатели наших лесов" за подписью Не Брэм или очерк Лазури "Герои Науки"). "Барабан" проводил большую работу с деткорами. Печатались на страницах журнала произведения юных читателей. В № 1 за 1924 г. редакция сообщала, что "Барабан" имеет 380 пикоров (пионерских корреспондентов).

Для того, чтобы активизировать читателей, "Барабан" объявляет серию конкурсов.

"Барабан" очень помогал пионерам в работе, хотя иногда этому мешало чрезмерное увлечение редакции "барабанным боем"11 - парадностью, лозунгами и проч.

В 1924 году вышел в свет первый номер журнала "Пионер" (орган Центрального бюро юных пионеров и ЦК ВЛКСМ). Начал он издаваться тиражом 10 тыс. экз. Постепенно тираж увеличился до 70 тыс. экз. Если учесть, что было очень много случаев коллективной подписки на "Пионер", можно сказать, что проблема массовости журнала для детей начинала находить решение.

"Ребята! - обращалась редакция к читателям в № 1 журнала. - Журнал этот рассчитывается как на пионеров, так и на неорганизованных детей рабочих и крестьян, которые должны быть вовлечены в пионерское движение.

Долг всякого пионера - всегда быть готовым к борьбе за рабочее дело, стремиться изменить порядок вещей во всем мире, быть готовым помочь делу революции и Советскому Союзу, когда в этом будет нужда.

Для того, чтобы успешно осуществлять свои задачи, пионеры должны быть тесно сплочены. Опыт и ошибки одних должны учитываться другими.

Журнал "Пионер" и ставит себе задачу способствовать такому объединению и общению ребят в СССР и за границей"12.

Политическая направленность журнала так же очевидна, как и в журнале "Барабан".

В первый год издания "Пионер" очень напоминает "Барабан" по структуре и по характеру деятельности.

Отделы "В пионерских отрядах СССР", "Советы вожатого", "Среди пионеров", "Переписка пионеров", "Пионерское творчество" и другие знакомили читателей с жизнью пионеров в стране. Отдел "Мастер на все руки" давал практические советы. Отдел "Что читать?" рекомендовал полезные и нужные книги. Отдел "Наши развлечения" учил разумно отдыхать. Затем появляются отделы "Наши братья на Западе", "Наши братья комсомольцы".

Литературе уже в первый год издания журнала уделяется больше места, чем в "Барабане". Рассказы и очерки Г. Никифорова, Н. Богданова еще не стали фактами художественной литературы, но произведения эти очень актуальны и интересны по содержанию.

Популярно написанных научных статей и очерков в 1924 г. в "Пионере" мало.

Так же, как и "Барабан", "Пионер" проводит большую работу с деткорами.

В постановлении ЦК РКП (б) "О пионерском движении" от 24 июня 1925г. говорилось о необходимости приспособить журнал "Пионер" к обслуживанию не только городских, но и деревенских пионеров, освещая в нем жизнь детей деревни и работу пионеров и передавая в деревню опыт городской работы.

После опубликования этого постановления "Пионер" начинает много внимания уделять вопросам работы пионеров в деревне.

На очереди дня стоял вопрос о необходимости издания журнала для деревенских ребят. В 1927 г., по инициативе М. И. Калинина, был создан журнал "Дружные ребята". Теперь "Пионер" имел возможность разгрузиться. В первые годы он был перенасыщен самым разнообразным материалом, что снижало качество журнала. Ведь "Пионер" совмещал в себе и литературный, и научно-популярный, и публицистический журналы. В 1926, 1927 и 1928 гг. "Пионер" больше внимания уделяет литературе. Постоянные авторы журнала в эти годы - Л. Пантелеев, А. Кожевников, Б. Житков, В. Бианки, Л. Гумилевский.

Стремясь поднять активность читателей, "Пионер" проводит ряд дискуссий.

"Пионер" использовал новые формы подачи материала: внутри журнала публиковались стенная газета "Пионера" "Бумеранг" (письма деткоров о жизни пионеров страны), юмористический журнал "Ерш" как дополнение к "Бумерангу".

Появились отделы "Звездочет", "Окно во все страны", "Бюро обслуживания".

Во второй половине 20-х годов "Пионер" - интересный, содержательный, живо построенный журнал.

В октябре 1923 г. в Петрограде начал издаваться ежемесячный детский альманах "Воробей". Предназначался он для детей от 8 до 12 лет. С № 8 за 1924 г. журнал стал называться "Новый Робинзон".

Писатели В. Бианки, Б. Житков, Е. Данько, М. Ильин, С. Маршак, М. Слонимский, составлявшие ядро литературного кружка при библиотеке педагогического института дошкольного образования, стали основными авторами (а Маршак и Житков - редакторами) нового журнала для детей.

Первые номера журнала издавались тиражом 3 тыс. экз. С 1923 по 1925 гг. тираж вырос до 19 тыс. экз. Последние номера "Нового Робинзона" имели тираж 60 тыс. экз.

"Каждый вдумчивый педагог, каждый родитель, - говорилось в обращении редакции "Воробья", знает по опыту, что перед ним совершенно новый ребенок, к которому нельзя подходить с теми методами и приемами воспитания, которые применялись к тому же возрасту детей в период довоенный... Волшебною сказкою, феями, эльфами и королями не заинтересуешь современного ребенка - ему нужна другая литература - литература реалистическая, литература, черпающая свой источник из жизни, зовущая к жизни. Не творчеством "фантазии" должна быть современная литература для ребенка, она должна будить в нем творчество мысли, его активность, его самодеятельность"13.

Работа редакции журнала была направлена на создание высокохудожественной литературы, отвечающей требованиям современного читателя.

Первые номера журнала по типу своему - альманахи. В "Воробье" (№ 1 - 3) всего три отдела: "Литературный отдел", "Рассказы ученого "Воробья" (научный отдел) и "Забавы "Воробья" (загадки, шутки, ребусы). Таким образом, первоначальная структура журнала была традиционной.

Первые номера "Воробья" не представляли большого интереса.

С № 4 "Воробей" становится гораздо живее и содержательнее. По типу он теперь более похож на журнал, чем на альманах. Появляются новые отделы - "Лесная газета", она знакомила читателя с сезонными изменениями в природе, "Бродячий фотограф" - злободневная фотохроника, "Как люди работают".

Возникла необходимость изменить название журнала. Старое название не соответствовало направлению издания. Вместо "Воробья" выходит "Новый Робинзон". В № 8 за 1924 г., обращаясь к читателям, редакция писала: "Ну, а вся наша теперешняя жизнь? Разве она не робинзоновская? Конечно, она - робинзоновская.

Русские рабочие и крестьяне сейчас делают то, что до них еще никогда и никто не делал. Мы создаем новое удивительное рабоче-крестьянское государство. Примера не было, чтобы править государством взялись рабочие и крестьяне, чтобы главным человеком был тот, кто всегда был последним.

Почти все нам приходится создавать заново. И наш "Новый Робинзон" - только маленький молоточек среди десятков тысяч огромных рабочих молотков, кующих новую жизнь"14.

Обращение это проникнуто сознанием собственной ответственности, романтическим устремлением в будущее и убежденной верой в справедливость и неизменное, как тогда казалось, торжество новой жизни в России.

С. Я. Маршаку удалось привлечь к работе в журнале многих писателей и поэтов: В. Бианки, Б. Житков, Е. Данько, О. Мандельштам, А. Слонимский, Н. Тихонов, К. Чуковский, Е. Шварц, М. Ильин, Н. Асеев, Б. Лавренев, К. Федин, В. Каверин, Б. Пастернак - таков далеко не полный перечень имен, встречавшихся на страницах журнала. Многие из этих писателей и поэтов стали впоследствии виднейшими деятелями детской литературы (в первую очередь, Б. Житков, М. Ильин, В. Бианки, К. Чуковский).

По структуре своей "Новый Робинзон" отличается от дореволюционных журналов, походивших более на сборники рассказов, повестей, стихов и статей. Некоторые дореволюционные периодические издания для детей отличались скорее пестротой, чем разнообразием материала. Журнал "Детское чтение для сердца и разума" ставил своей целью донести до читателя некую систему знаний, а "Северное сияние" стремилось дать ребенку определенную систему знаний, выработать у него всестороннее материалистическое миропонимание. "Новый Робинзон" продолжил эту традицию.

Материал в журнале был строго систематизирован. Названия отделов свидетельствуют о его многообразии: литературно-художественный - повести, рассказы и стихи детских писателей и поэтов; общественно-политический - стихи и очерки на общественно-политические и историко-революционные темы; "Бродячий фотограф" - злободневная фотохроника; "Наш дневник" - очерки из жизни пионеротрядов и школ: позже - "Красный галстук" - дневник пионера; "Лесная газета" - охота, пионер-следопыт, новости зоологического сада; "Лаборатория "Нового Робинзона" - химия и физика для ребят; "Погляди на небо" - статьи и очерки из области астрономии; "Большая перемена" - шутки, живой кинематограф, ребусы, задачи, картинки для разглядывания, игры и проч. В № 3 за 1925 г. появляется отдел "Мастеровой", в нем печатается цикл статей Б. Житкова о различных профессиях.

Следствием большого разнообразия отделов был более живой, современный тип журнала. Отделы удачно чередовались, не нарушая художественного единства журнала. Обилие отделов соответствовало замыслу редакционной коллегии - сделать журнал своего рода энциклопедией знаний о мире.

Литературно-художественный отдел "Нового Робинзона" был несравненно выше, чем в издававшихся ранее или в то же время пионерских журналах "Юные товарищи" (1922 г.) и "Барабан" (1923 - 1926 гг.). Гораздо сильнее в "Новом Робинзоне" был состав авторов.

Круг тем произведений, печатавшихся в "Новом Робинзоне", широк. Советское детство, новая школа, жизнь пионеров, жизнь воспитанников детских домов (К. Боженко "Приключения маленького трубача", Е. Иванов "Митька Четыркин", Б. Лавренев "Радиозаяц", Е. Данько "Пионер"); тема революции и гражданской войны (повесть Н. Тихонова "От моря до моря", рассказы Б. Лавренева "Ленька-кронштадтец", Б. Житкова "Компас", В. Каверина "Сигнал к штурму"); тема труда (стихи О. Мандельштама "Чистильщик", "Полотер", "Кооператив", Е. Данько "Фарфоровая чашка", рассказ Б. Житкова "Дяденька"); моральная тема (рассказы Б. Житкова "Ураган", "Шквал"); природоведческие рассказы и очерки В. Бианки, М. Пришвина; биографические повести (М. Груздев "Максим Горький"); путешествия (Н. Тихонов "Вамбери"); производственная тема (В. Шкловский "Путешествие в страну кино"); приключенческие повести и рассказы (мистический рассказ М. Слонимского "Остров Святой Елены", А. Джедд в изложении К. Чуковского - "Золотая Айра").

В "Новом Робинзоне" сотрудничали очень разные поэты. В отделе поэзии особенно остро происходило столкновение нового со старым. Чтобы увидеть это, достаточно сопоставить, например, стихи Соловьевой (Аллегро), Елиз. Полонской, Дмитрия Цензора со стихами Н. Тихонова. Печатались стихи Е. Шварца "Игра в лагере", "Взятие Ростова", веселые стихи Н. Асеева "Разоблачение о моем друге - огненно-рыжем коте пищуге", стихи Б. Пастернака "Карусель", С. Маршака "Про одного читателя".

Интересно был поставлен в журнале общественно-политический отдел. В "Новом Робинзоне" публиковались многочисленные статьи и очерки на общественно-политические и историко-революционные темы. Именно в эти годы происходит становление жанров детской публицистики. Попытки авторов "Нового Робинзона" писать на общественно-политические и историко-революционные темы в доступной для детей форме не всегда удачны. Мало интересна серия очерков 3. Лилиной "Дети-революционеры", ее же передовая статья "Первое мая - праздник труда", статья "Ленин и юные ленинцы". Более интересны очерки М. Новорусского "Тюремные робинзоны" (о жизни в Шлиссельбургской крепости), статьи на историко-революционные темы (И. Халтурин "Парижская коммуна"). Талантливый журналист Н. Олейников, который с № 10 за 1925 г. становится ответственным редактором "Нового Робинзона", а впоследствии станет редактором журнала "Еж", публиковал интересные материалы на общественно-политические темы. В "Новом Робинзоне" печатается его статья "Младшие свидетели Октября" (ребята об Октябрьской революции), Олейников написал о том, что помнят ребята о революционных днях. Интересен его очерк "Кохутек" (удивительная история о чешском детском журнале "Петушок").

В "Новом Робинзоне" помещались материалы и на международные темы. Со страниц журнала ребята узнавали о войне в Марокко, об обвале в рудниках в Дортмунде и т. д.

Интереснейший материал дает невиданный доселе в журнале для детей жанр злободневной фотохроники (отдел "Бродячий фотограф" вел Б. Житков).

Наглядно, конкретно ребятам рассказывалось о борьбе с беспризорностью, о международном празднике трудящихся - дне 1 Мая, о тех людях, которых ребята ежедневно встречали на улицах города - о газетчиках, вагоновожатых, извозчиках, о "нетрудовом элементе", о пожарных, о работе заводов, железнодорожных мастерских, о полупортальном подъемном кране, о шефстве Петроградского районного исполкома над пионерским отрядом. Таким образом, была найдена удачная форма подачи материала, новый публицистический жанр.

О пионерской школьной жизни читатель узнавал из сообщений, помещенных в отделе "Наш дневник". Постоянными сотрудниками этого отдела были Н. Дилакторская, И. Халтурин.

Внутри этого отдела помещалась газета "Пионерская правда" (в газете рассказывалось о международном детском коммунистическом движении).

Позднее отдел стал называться "Красный галстук" (дневник пионера). Тематика его несколько расширяется. В отделе сотрудничает Н. Олейников. Постоянно публикуются материалы о международном детском коммунистическом движении. Интересны статьи И. Халтурина о пионерской печати за границей.

Печатается в этом отделе цикл заметок "Санитарная разведка" (советы доктора В. Бермана). Ребята узнавали, как остановить кровотечение из носа, как купаться, как заниматься гимнастикой. Печатались заметки о спорте за подписью Ловкого Дима.

Была найдена еще одна форма организации материала - "Лесная газета". Вел отдел В.Бианки. В нем были разделы "Охота", "Пионер-следопыт", "Новости зоологического сада". В "Лесной газете" печатались статьи, рассказы, очерки, фельетоны, корреспонденции, объявления, телеграммы, письма читателей. Газета давала много познавательного материала, приучала детей быть активными наблюдателями того, что происходит в природе.

Сначала весь научный материал в журнале объединялся в отделе "Рассказы ученого воробья". Далее научные статьи и очерки печатаются в отделах "Лаборатория "Нового Робинзона", "Погляди на небо", "Как люди работают", "Мастеровой". Привлекались к сотрудничеству в журнале ученые.

Научный отдел существовал почти во всех дореволюционных журналах для детей (за редким исключением). Были журналы, в которых публиковались материалы, представляющие в научном отношении несомненный интерес. В основном материал излагался в малодоступной для ребят младшего возраста форме. Доходчивости, облегчению восприятия способствовала разговорная форма изложения. Чаще всего форма диалога (точнее форма вопросов и ответов). Систематизации сообщаемых сведений не было.

Материалы первых номеров "Воробья", печатавшиеся в отделе "Рассказы ученого "Воробья"", мало отличались от традиционных (см. техническую серию В. Ермолаевой "Как человек научился строить").

Далее научный отдел журнала становится все более содержательным. Необходимо отметить принципиально новый подход к фактам. Излагался не только сам по себе факт, а история той или иной вещи, того или иного явления. М. Ильин (И. Я. Маршак), химик по специальности, вел в журнале отдел "Лаборатория "Нового Робинзона". "Война с кляксами и пятнами", "Во что превращаются вещи при горении", "Как делают кухонные горшки", "Об огне", "О воде", "Углекислый газ" - вот круг вопросов, которые он доводил до сведения ребят.

Б. Житков начал писать в журнале о технике. Сначала это были рассказы. Но рассказ не давал возможности показать цепь явлений. Маршак посоветовал Житкову писать очерки. Житков дает очерковый материал для отделов "Как люди работают", "Мастеровой". Очерки Житкова живы и занимательны потому, что они проникнуты романтикой труда.

Отдел "Большая перемена" (он сначала назывался "Забавы "Воробья", далее - "Красная смородина") призван был не только занимать досуг детей. Фокусы, предлагаемые вниманию читателей, имели познавательное значение. Наряду с традиционными загадками Л. Соловьевой, М. Бекетовой, печатались загадки Маршака, требующие от читателей серьезного раздумья и наблюдательности, помещались полезные советы, описывались веселые случаи из школьной жизни, из жизни ребят. Ребятам предлагалось сочинять стихи к картинкам.

Тон редакции "Нового Робинзона" по отношению к читателю - уважительный, дружеский. Никакой искусственности, деланности языка. С читателями разговаривают серьезно, заинтересованно. С ними советуются, к ним обращаются.

Вокруг журнала был создан актив деткоров. Редакция постоянно обращалась к читателям с просьбой писать в свой журнал.

При журнале практиковались собрания читателей. В № 23 пионерской газеты "Ленинские искры" за 1925 г. было опубликовано, например, такое объявление: "Ребята, интересующиеся техникой, производством, ручным трудом, приглашаются на собрание в редакцию "Нового Робинзона".

Собрание состоялось. Отчет о нем был напечатан на страницах журнала.

Чтобы выяснить, удовлетворяет ли "Новый Робинзон" требованиям читателей, что им нравится в журнале, а что не правится, редакция опубликовала свою анкету. Были в этой анкете такие вопросы:

Есть ли в журнале что-нибудь такое скучное, без чего можно совсем обойтись?

Что бы ты прибавил к журналу, если бы сам его составлял?

Так звучал голос редакции. Но забота о читателе, о его интересах проявляется не только и непосредственных обращениях к детям.

Качество публикуемого материала, формы и методы его организации свидетельствуют о том, что редакция сознавала, какие задачи стоят перед ней, и всеми силами содействовала воспитанию гражданина страны.

В 1926 г. вместо "Нового Робинзона" начал издаваться журнал "Красный галстук".

Традиции журнала "Новый Робинзон" были продолжены журналом "Еж" (ежемесячный детский журнал, орган ЦБ юных пионеров и Главсоцвоса). Издавался журнал при Леногизе с 1928 г. по 1935 г., он предназначался для детей среднего школьного возраста - от 11 до 13 лет. С 1928 по 1930 г. тираж "Ежа" вырос с 35 тыс. до 100 тыс. экз. Первоначальный состав редколлегии: Н. Венгров, В. Лебедев, А. Лебеденко, С. Маршак, Н. Олейников, И. Разин, Е. Шварц, отв. ред. Н. Венгров. С № 10 за 1928 г. ответственным редактором "Ежа" становится Н. Олейников.

Постепенно возникла необходимость издавать самостоятельный журнал для малышей. В 1930 г. начал выходить ежемесячный журнал для детей младшего возраста (6-7 лет) "Чиж", орган ЦБ юных пионеров, Наркомпроса и Ленинградского бюро ДКО.

"Никогда в России, ни до, ни после, не было таких искренне веселых, истинно литературных, <...> озорных детских журналов"15, - писал бывший сотрудник "Ежа" и "Чижа" Н. Чуковский. В российской детской журналистике это явление уникальное, вряд ли с чем-то сравнимое, а потому неповторимое. Иногда критики называли эти издания юмористическими. Но с таким мнением согласиться трудно. Это были журналы литературно-художественные, художественно-публицистические и научно-художественные одновременно. И в то же время веселые, остроумные и изобретательные. Таких журналов в России действительно еще не было.

Счастливое стечение обстоятельств, гениальный организаторский талант С.Я. Маршака способствовали тому, что в Ленинграде появились эти журналы.

До революции журналов с такими названиями не было и не могло быть. "Мирок", "Солнышко", "Тропинка", "Звездочка"... Эти названия кажутся приторно слащавыми и невыразительными по сравнению с резко звучащими , глубоко продуманными, остроумно расшифрованными самой редакцией названиями "Ёж" (Ежемесячный журнал") и "Чиж" (Читай Интересный Журнал).

О "Еже" и "Чиже" обычно пишут, рассматривая их как единое целое. Они делались в основном одними и теми же людьми. Редакции помещались в одной комнате - в бывшем здании зингеровской компании швейных машин на Невском, после революции превратившемся в Дом книги, где работал детский отдел Госиздата, где царил Маршак и создавалась "Большая литература для маленьких". А такие дальновидные люди, как Горький и Маршак, прекрасно понимали необходимость издания журналов и газет, которые должны были стать творческой лабораторией для детских писателей, поэтов, для популяризаторов науки.

В формальном отношении в журнале "Еж" много общего с издававшимся в 1911 - 1913 гг. журналом "Галчонок". Но "Еж" имеет принципиально иное направление - это советский детский журнал.

Как и в "Новом Робинзоне", в "Еже" сотрудничали талантливые прозаики и поэты: В. Маяковский, Н. Заболоцкий., Б. Житков, С. Маршак, К. Чуковский, Д. Хармс, О. Берггольц, В. Кетлинская, А. Введенский, Ю. Владимиров, В. Шкловский, Г. Шторм, М. Ильин, Е. Чарушин, Лесник (псевдоним Е. Дубровского), М. Пришвин, В. Бианки и другие.

Важно отметить еще раз, что в это время в детской литературе и журналистике обсуждался кардинальный вопрос переходного периода - о роли традиций и новаторства. В детской журналистике было много того, что составляло общечеловеческое достояние, национальное богатство. Критики и писатели (даже иногда М. Горький и С.Маршак) "сами далеко не четко представляли в те годы, в чем должно заключаться новаторство литературы в нашей стране..."16 Новаторство творчества Самуила Маршака, например, уходило в традиции классики, фольклора. Они, несомненно, обогащали это новаторство. И не случайно к сотрудничеству в "Еже" и "Чиже" Маршак привлек целую группу поэтов, которые, безусловно, считали себя новаторами в искусстве. Речь идет об "ОБЭРИУ" (Объединении Реального Искусства. Большое "У" было добавлено обэриутами, как они говорили, для красоты). Литературно-театральная группа (была там и секция киноискусства) существовала под крышей ленинградского Дома печати в 1927-1931 гг. Это только одна из множества литературно-художественных группировок того времени.

Имелся ли у обэриутов Манифест - достоверно не известно. Говорили, что он был записан на фланели17. Кинорежиссер К. Минц, в молодости входивший в киносекцию ОБЭРИУ, поведал И. Рахтанову, что у них была анкета, которую заполнял вступавший в объединение. Сначала нужно было указать имя, отчество, фамилию, затем следовало подчеркнуть, какое мороженое вы предпочитаете - сливочное, земляничное, клубничное. Уже в этом просматриваются пародия, игра. Учителем обэриутов можно считать и считают Велимира Хлебникова, увлекавшегося звукописью, реформаторством поэтического языка.

"Можно сказать, что футуризм цвел в крови того поколения, к которому принадлежали обэриуты. Оно воспитывалось в некоторой своей части, конечно, не на классиках, не на картинах из Русского музея или Третьяковки, а на полотнах Музея художественной культуры, во главе которого стоял художник Казимир Малевич, изобретатель черного квадрата. Это были люди, прекрасно чувствовавшие время, лучше сказать - год своего рождения..."18. Казимир Малевич был близок к ОБЭРИУ. Во второй половине 1920-х годов он привлекал левых поэтов, в том числе Хармса, к работе Института художественной культуры, директором которого был. Хармс написал стихи "на смерть Казимира Малевича" и прочитал их над гробом художника 17 мая 1935 г. Обэриуты были привлечены к сотрудничеству в "Еже". Каждый из них - личность.

Даниил Хармс (настоящая фамилия Ювачев) родился в Петербурге. Здесь учился, начал писать стихи. Был очень музыкален, играл на фисгармонии. Любил народные песни, Моцарта. Был человеком добрейшим, но со странностями, склонным ко всякого рода эпатажу.

Александр Введенский - человек гениально одаренный. Поступил на юридический факультет Петроградского университета, потом на китайское отделение Восточного факультета. Вскоре оставляет его. Работает письмоводителем, затем на электростанции. Но все его интересы - в литературе. Славился неистовым азартом. Мог проиграть гонорар, стоя за ним в очереди в кассу.

Юрий Владимиров - моряк. Водил в финском заливе яхту, носил мичманку, говорил, что он праправнук Карла Брюллова.

Николай Заболоцкий - поэт, переводчик. Родился в Казани в семье агронома. Окончил реальное училище в Уржуме. Поехал в Москву продолжать образование и поступил в Московский университет сразу на филологический и медицинский факультеты. В 1921 г. переехал в Ленинград и поступил в Герценовский педагогический институт. Был по-старинному вежлив и степенен, носил чеховское пенсне в черной оправе с шелковым шнурком.

Именно Маршак - "редактор замыслов", негласно возглавлявший "Академию Маршака", - угадал в этих молодых людях, писавших непонятные, заумные стихи, поэтов, которые смогут и будут писать для детей. А в этом деле требовались предельная точность, ясность, игра словом и смыслом. Так неожиданно авангардистские устремления обэриутов преломились в детской поэзии. Вспомним, например, написанную Хармсом и Маршаком для №1 "Чижа" "Песенку о веселых чижах", которая была посвящена шестому ленинградскому детскому дому.
Жили в квартире сорок четыре,
Сорок четыре веселых чижа:
Чиж - судомойка,
Чиж - поломойка,
Чиж - огородник,
Чиж - водовоз,
Чиж - за кухарку,
Чиж - за хозяйку,
Чиж - на посылках,
Чиж - трубочист...

Маршак заметил в этих молодых людях склонность к фольклорным прибауткам, перевертышам, к гротеску, к характерному размеру народного стиха.

Известен такой случай19. Однажды был устроен вечер обэриутов в студенческом университетском общежитии на Мытной. Приехали туда с лозунгами: "Ваша мама не наша мама" и "Мы не пироги". На Хармсе был старомодный жилет из ткани и шелковый колпак радужных тонов.

Публике стихи поэтов явно не понравились (заумь какая-то, всякое отсутствие здравого смысла!). Но как только они начали читать то, что печатали в "Еже" и "Чиже", зал словно подменили - и колпак дурацкий Хармсу простили, когда читал он звучные, прелестные строки:
Шла корова по дороге,
По дороге,
По панели,
Шла корова
По панели и мычала:
- Му-му-му!
Настоящая корова
С настоящими рогами
Шла навстречу по дороге,
Всю дорогу заняла.
- Эй, корова,
Ты корова,
Не ходи сюда корова.
Не ходи ты по дороге,
Не ходи ты по пути!
- Берегитесь! - крикнул Мишка.
- Сторонитесь! - крикнул Васька.
- Разойдитесь! - крикнул Петька.
И корова отошла...

Студентов не смущало слово "Га-ра-рар", которым назывались стихи. Они были выражением детского восторга, радости. Молодые люди, воспитанные на уважении к здравому смыслу, понимали это. Понимали обэриутов и дети. Они обожали их стихи. Учитывая особенности детского восприятия, Д. Хармс, А. Введенский, Ю. Владимиров так же, как Маршак и Чуковский, в стихах для детей широко использовали фольклор, игру словом, поговорки, прибаутки, перевертыши, дразнилки, загадки.

В стихах Д. Хармса все, что дети видели вокруг себя, превращалось в игру, так обычно и бывает в их воображении. Во время утреннего чаепития на столе, как живой, пыхтел Иван Иваныч Самовар:20
Иван Иваныч Самовар
Был пузатый самовар,
Трехведерный самовар.
В нем качался кипяток,
Пыхал паром кипяток
Разъяренный кипяток...

И выходило так, что в его власти было наказать лежебок и сонь:
Наклоняли самовар,
Будто шкап, шкап, шкап.
Но оттуда выходило
Только кап, кап, кап.
Самовар Иван Иваныч,
На столе Иван Иваныч.
Кипяточку не дает,
Опоздавшим не дает,
Лежебокам не дает.
Все

И ничего не стоило в его стихах Петьке и Ваське, как и любому мальчишке, на самом деле вообразить себя автомобилем или самолетом.
Бегал Петька по дороге.
По дороге,
По панели,
Бегал Петька
По панели
И кричал он
Гар-ра-рар!
Я теперь уже не Петька,
Разойдитесь!
Разойдитесь!
Я теперь уже не Петька,
Я теперь автомобиль...

Стихи Хармса удовлетворяли страсть ребят к игре словом, и не только словом, но и смыслом, как скороговорка "Иван Топорышкин". Особенность детского мышления и разговора были подмечены им до того точно, что, казалось, его стихи сочиняли сами дети. Ему свойственно совершенно особое видение мира. Он обладал способностью на все смотреть глазами ребенка.

Ю. Владимирову, несмотря на то что он был тогда еще очень молод (его называли в редакции "вдохновенным мальчишкой"), уже свойственно поэтическое мастерство. Он владел народной формой стихосложения, о чем свидетельствует, например, стихотворение "Евсей"21. Оно все построено на гиперболе. Сюжет развивается стремительно. К лентяю и лежебоке вызывают двадцать пожарных частей, и пожарный с большой бородой велит поливать Евсея из брандспойта. Мелеет Фонтанка, Нева, пересохла Мойка, а Евсей все спит. Приходят сто скрипачей, сто трубачей, силачи из цирка. Заявляется рота красноармейцев с пушками, а безмятежный сон героя продолжается.
Маша к Евсею пришла утром раненько:
- Хочешь, Евсеюшка, мятного пряника?
Как проснулся Евсей,
Потянулся Евсей,
Гаркнул Евсей грудью всей:
- Давай!

Стихи Ю. Владимирова чаще всего основаны на эпизоде анекдотического свойства:
Я на рынок послал чудаков,
Дал чудакам пятаков,
Один пятак на колпак,
Другой пятак на кушак,
А третий пятак так...
По пути на базар чудаки
Перепутали все пятаки -
Который пятак на колпак,
Который пятак на кушак,
Который пятак так...
Только ночью пришли чудаки,
Принесли мне назад пятаки...
- Вы простите, с нами беда:
Мы не помним, который куда,
Который пятак на колпак.
Который пятак на кушак,
А который пятак так...

Так же, как и Хармс, Ю. Владимиров заставлял ребят играть словами:
Кто продырявил барабан,
барабан?
Кто продырявил старый
барабан?
Барабанил в барабан барабанщик
наш
Барабанил в барабан тарабарский
марш...

Удивительно умение А. Введенского сменять длинную строку короткой, чередовать рифмы, вопросы и ответы:
Дядя Боря говорит,
Что
Оттого он так сердит,
Что
Кто-то сбросил со стола
Три тарелки, два котла
И в кастрюлю с молоком
Кинул клещи с молотком;
Может, это серый кот
Виноват,
Или это черный пес
Виноват,
Или это курицы
Залетели с улицы,
Или толстый, как сундук,
Приходил сюда индюк?
Только Петя Бородин -
Он.
Виноват во всем один
Он.
И об этом самом Пете
Пусть узнают все на свете22.

Чрезвычайно разнообразна тематика стихов А. Введенского, так же, как и их размер. С одинаковым успехом он писал и о ребятах, и о суровом труде рыбаков, и о Турксибе. Существует много доказательств того, что стихи обэриутов не были лишены социальной направленности. А ведь их обвиняли в том, что "своими заумными стихами" они отвлекали людей от строительства социализма.

Н. Заболоцкий, который входил в группу ОБЭРИУ, стихов не писал. Комплекты журналов содержат несколько его прозаических (а не поэтических) произведений. Видно, его архаические ритмы, усложненная строка с большим количеством переносов, неточной рифмовкой были чужды восприятию ребенка. И совсем не было в этих стихах причуд, смысловых несуразностей, которых ждал от обэриутов Маршак.

Поиски нового содержания и новой формы в поэзии и прозе для детей в 20-х годах увенчались успехом. Большую роль в этом сыграли журналы "Ёж" и "Чиж", которые давали поэтам возможность непрестанно искать и экспериментировать и проверять эти эксперименты в процессе непосредственного общения с читательской аудиторией.

Публицистика "Ежа" и "Чижа" заслуживает исследования современных специалистов. Здесь не было традиционных передовиц, сухого перечисления цифр, фактов, призывных лозунгов. Издания постоянно упрекали за аполитичность, отсутствие социальной тематики. В этих журналах работали лучшие детские публицисты, обладавшие даром сделать любой факт доходчивым, а усвоение социальных установок - живым и веселым. Здесь печатались очерки Н. Олейникова "Сколько тебе лет?", "Праздник", "Отто Браун", "Прохор Тыля". В этих материалах прослеживается ярко выраженная социальная направленность, а нетрадиционное решение проблемы делает их более действенными, чем публикации, посвященные этой тематике в других журналах.

Приведем всего два-три примера. Очерк Н. Олейникова "Сколько тебе лет?"23 посвящен десятилетию Красной Армии. Обращаясь с этим вопросом к десятилетнему мальчику, публицист рассказывает о причинах побед плохо вооруженной, разутой, голодной нашей армии. В очерке два героя - красноармеец Дорофеев и генерал белой армии Семиколенов. "Сапог у них нету, снарядов нету, командиров нету а в драку лезут", - смеется над большевиками белогвардеец. Как рефрен звучит фраза автора: "Генерал говорил правду..." "Сколько к нам войск на помощь идет", - хорохорился Семиколенов. "Генерал говорил правду..." Таким образом строится весь очерк. Тем удивительнее победа простого народа, его армии. Тем более потрясает читателя поражение белогвардейцев. Торжественно звучат заключительные строчки очерка: "23 февраля 1928 г. по улицам... шла хорошо одетая, хорошо обутая, хорошо обученная армия. Это шла армия литейщиков, кузнецов, токарей, грузчиков, текстилей, печатников, сапожников, косарей, пахарей. Это Красная Армия в десятый раз праздновала день своего рождения".

Не менее интересен очерк Н. Олейникова "Учитель географии". В материале рассказан удивительный случай о статском советнике, учителе истории и географии Иване Ивановиче Зуппе, который впал в летаргический сон и, проспав одиннадцать лет, не имел никакого представления о революции. Глазами Зуппе читатель видит, как много изменилось в стране за эти годы. Зуппе не понимает, что происходит в городе. - А где улица Красных Командиров? - В Ленинграде. - А Ленинград где?.. - Ленинград находится в СССР. - Это что за СССР?.. Вес это очень забавно, наглядно и вместе с тем поучительно.

Н. Олейников был публицистом-экспериментатором. Удачно и остроумно найденные "ходы" позволили ему сделать очерки, посвященные юбилейным датам, увлекательными материалами, которые не шли ни в какое сравнение с передовицами других журналов.

Главным в публицистическом отделе журнала "Ёж" "Карта с приключениями" был великий выдумщик и фантазер Евгений Львович Шварц (одно время работал с Н. Чуковским). Выступал в нем Шварц не как сказочник, а как популяризатор не одной лишь географической науки, но и политики - текущих событий. Автор знакомил детей с происходящими в мире событиями. Шварц был неистощим на выдумки: сказывалась его прежняя профессия - когда-то был актером, выступал как конферансье. "Карта с приключениями" и строится по принципам литературного конферанса, комментария. Он выбрал тогда дорогу, органически близкую ему.

"Карта с приключениями" начала печататься с № 2 "Ежа" за 1928 г. "Эта географическая наука с рисунками. Мы рисуем на карте всякие интересные подробности, которые узнали из писем и газет. Рассмотрите рисунки на карте, а потом ищите их на следующих страницах", - обращался к читателю автор. Это была удивительная форма подачи материала. И рассказы были столь же увлекательны, сколь и поучительны. Они сделаны в лучших литературных традициях и являют собой удивительные примеры художественной публицистики. Карта публиковалась в течение трех лет, потом была снята.

Не менее замечательны материалы научно-художественные, автором которых был М. Ильин (псевдоним Ильи Яковлевича Маршака). Его очерки о первой пятилетке стали классикой. Они начинались с подписей к картинкам о только что принятом пятилетнем плане. Постепенно отдельные картинки сливались в большую картину. На близких юным читателям примерах и фактах раскрывалась суть сложных явлений. Эти материалы затем вошли в книгу очерков "Рассказ о великом плане".

Природоведческий, научно-популярный и научно-художественный отделы в "Еже" ведут В. Бианки, Лесник (Е. Д. Дубровский), Е. Чарушин, Б. Житков. Великолепные мастера прозы, они делали все возможное для воспитания гармонически развитой личности.

"Чиж" редко печатал статьи или очерки о природе, путешествиях, науке. Их место занимают многочисленные рассказы Б. Житкова, В. Бианки, Е. Чарушина. Это были рассказы о серьезном, но рассказы веселые и забавные.

"Чиж" и "Ёж" роднит единство программных, эстетических и педагогических устремлений. В воспитании важное место уделяется литературе. В "Чиже", например, печатались сказки братьев Гримм, Андерсена, Перро, Гауфа, народные сказки. Ребята смогли прочитать "Дон Кихота" Сервантеса с рисунками Доре в пересказе С. Хмельницкого, сказку из "Тысячи и одной ночи" - "Али-Баба и сорок разбойников", "Путешествие Гулливера" Свифта, произведения Л. Толстого для детей.

Публиковались рассказы и стихи советских детских писателей. В их произведениях человек был показан как герой, борец па правду, рыцарь духа. Познавательный и публицистический материал преподносился в "Чиже", учитывая психологию маленького читателя, в виде игры, рассказов в картинках, загадок и т. д. "Сквозные" персонажи - Умная Маша, Ваня Мохов, Карл Иванович Шустерлинг - вели переписку с читателями, звонили им по телефону.

Неистощимы на выдумки были сотрудники "Ежа" и "Чижа", когда сочиняли рекламу изданий. Веселые, озорные стишки легко заучивались ребятами:
На свете лучше нет "Ежа", "Ежа".
Читайте вы колючего "Ежа", "Ежа".
Мы считаем, что "Ёж"
Потому и хорош,
Что его интересно читать.
Все рассказы прочтешь,
И еще раз прочтешь,
А потом прочитаешь опять.
Как портной без иглы,
Как столяр без пилы,
Как румяный мясник без ножа.
Как трубач без трубы,
Как избач без избы -
Вот такой пионер без "Ежа".

Иногда вниманию ребенка предлагались непривычные по форме рекламные материалы. Необычна реклама "Чижа" на 1931 год:
"Школа "Чижа"
"Десять правил для подписчика "Чижа"

Многие думают, что подписаться на "Чижа" очень просто. Это совершенно верно. Как это сделать? А вот как:
1. Как только встанешь, почисти зубы. (Как чистить, смотри в "Чиже" № 10.)
2. Почистив зубы, прибери комнату. (Как прибрать комнату, мести, мыть пол, смотри в "Чиже" № 3 и № 4.)
3. Прибрав комнату, налей себе молока. (Как наливать молоко, смотри в "Чиже" № 1.)
4. Выпив молока, посмотри на часы. (Как смотреть на часы, напечатано в "Чиже" № 2.)
5. Если уже есть девять часов, иди в почтовое отделение. (Как надо ходить по улице, смотри в "Чиже" № 5.)
6. Придя в почтовое отделение, очини карандаш. (Как чинить карандаши, напечатано в "Чиже" № 7 - 8.)
7. Очинив карандаш, спроси, где принимается подписка, и напиши: "Прошу мне выслать на весь будущий год "Чиж" со всеми приложениями. "Чиж" - это мой лучший друг. Он весь прошлый год учил меня, рассказывал мне интересные истории, показывая замечательные картинки. А в будущем году он будет еще интересней и, кроме того, даст шесть приложений".
8. Впрочем, этого ты не пиши. Об этом ты подумай про себя.
9. Подумав, подпишись на целый год.
10. Подписку на "Чижа" принимают в любой почтово-телеграфной конторе.

"Тут что не строка, то "фольтик". Как в слаломе мы проходим через искусно расставленные фигуры препятствий, пока добираемся до десятого правила, которое вовсе не правило, а всего лишь указание на любую почтово-телеграфную контору, где оформляют подписку на "Чижа"".

Представление ребятам одного из "проходных" персонажей - профессора Трубочкина - тоже рекламный ход.

"В редакцию "Чижа" вошел человек маленького роста, с черной косматой бородой, в длинном плаще и в широкополой черной шляпе. Под мышкой этот человек держал огромный конверт, запечатанный зеленой печатью.
- Я знаменитый профессор Трубочкин, - сказал тоненьким голосом этот странный человек.
- Ах, это вы профессор Трубочкин! - сказал редактор. - Мы давно ждем вас. Читатели нашего журнала задают нам различные вопросы. И вот мы обратились к вам, потому что только вы можете ответить на любой вопрос. Мы слыхали, что вы знаете все.
- Да, я знаю все, - сказал профессор Трубочкин. - Я умею управлять аэропланом, трамваем и подводной лодкой. Я умею говорить по-русски, по-немецки, по-турецки, по-самоедски и по-фистольски. Я умею писать стихи, читать книжку, держа ее вверх ногами, стоять на одной ноге, показывать фокусы и даже летать...
- Ну, это уж невозможно, - сказал редактор.
- Нет, возможно, - сказал профессор Трубочкин.
- А ну-ка полетите, - сказал редактор..."24

Далее следует увлекательный рассказ Д. Хармса.

И. Олейников назвал себя Макаром Свирепым (в картинках сохраняя портретное сходство с собой) и описал выдуманные приключения этого персонажа в Африке. "Вся Африка будет читать "Ёж", - сообщил Макар, вскочил на коня и во весь опор ринулся на пароход..." Это, конечно, был очередной "фольтик". По Ленинграду ездил автобус "Ёж". В кукольном театре была поставлена рекламная пьеска 3. Паперной.

В конце 1920-х годов неоцененным оказалось творчество художников детских книг и журналов. Заведующий отделом графики и репродукции ГИЗа И. И. Лазаревский, направленный в Ленинград наладить художественно-иллюстрационную работу, проявил полное непонимание специфики этой работы.

С детским отделом Ленгосиздата сотрудничало тогда более сорока художников. Весьма успешно работала графико-методическая комиссия во главе с В. А Фаворским. Книги и журналы в Ленинграде получили высокую оценку специалистов. Лазаревскому не понравился индивидуальный почерк художников, поиски ими образа героя рисунка. На деле эти замечания были полным абсурдом. Основные обвинения направлены в адрес В. В. Лебедева, рисунки которого были всегда неожиданными. Для них характерен радостный колорит. Многие из них имеют юмористическую окраску. Лебедев был основателем целой школы советской графики.

Журнал "Ёж" иллюстрировали А. Пахомов, М. Лапшин, В. Конашевич, В. Лебедев, В. Курдов, Н. Тырса, П. Соколов, Е. Чарушин (это ему Маршак предложил писать маленькие рассказы к рисункам, и он стал превосходным писателем), Л. Юдин (мастер силуэта), В. Ермолаева и др. Это была целая плеяда талантливых художников, которые определяли высокий художественный уровень журнала.

Отделов в журнале было много, но это не нарушало единства художественного замысла редакции. Выше уже говорилось, что была найдена очень удачная форма подачи материала - "Карта с приключениями". Она существовала как самостоятельный отдел. В отделе "Наш сбор" пионеры обменивались опытом своей работы. "Клуб "Ежа"" знакомил читателя с новостями детского коммунистического движения. Научный отдел публиковал статьи и очерки по различным областям знания. В отделе "Говорит Еж" сообщалось о последних научных достижениях в стране. "Мастер Еж" давал ребятам практические советы.

Существовал в "Еже" КУР (кружок умных ребят). В нем печатались загадки, задачи, шутки, головоломки, ребусы.

Журнал занимался формированием круга чтения ребят (отдел "Читал ли ты книжку?").

Много находок в веселом отделе журнала. В нем сотрудничали вымышленные персонажи - Макар Свирепый (Николай Олейников), изобретатель и столяр Иван Топорышкин, ученая фокусница тетя Анюта и другие. Отдел в увлекательнейшей форме (см., например, "Путешествие Макара Свирепого в Африку") преподносил читателям сведения общественно-политического характера.

"Тетя Анюта" показывала фокусы и заодно сообщала ребятам интересные сведения.

Журналам "Еж" и "Чиж" принадлежит особая роль в становлении советской детской литературы и поэзии, в развитии российской детской журналистики.

Таким образом, в детской журналистике 1920-х годов наметились две тенденции. С одной стороны - стремление направить все усилия на объединение ребят, организацию их быта ("Юные товарищи", "Барабан", "Пионер" первых лет, "Дружные ребята"), с другой стороны - стремление создать кадры детских писателей и поэтов, содействовать воспитанию художественного вкуса у детей, сделать их культурными, образованными людьми ("Северное сияние", ".Новый Робинзон", "Еж").

Журналу "Пионер" в 1930 - 1940-х годах свойственны обе эти тенденции.

Москва 2011

 



ПРИМЕРНЫЕ ТЕМЫ КУРСОВЫХ РАБОТ И ЛИТЕРАТУРА К НИМ

 

I

1. Художественная проза в журнале "Новый Робинзон" за 1924 или 1925 г. (редакторский анализ).

2. Журнал "Еж" - творческая лаборатория писателей.

3. Традиции и новаторство авторов поэтических произведений для детей на страницах журнала "Еж" (1928 - 1930 гг.)

Студенты, выбравшие эти темы, ознакомившись с содержанием журналов, должны определить круг авторов, темы, идейное содержание, жанры литературных произведений, проследить развитие сюжетной линии, охарактеризовать систему образов, язык и стиль каждого из прозаических или поэтических произведений. Необходимо также выявить художественный метод каждого из писателей или поэтов, сопоставить произведения, печатавшиеся в журнале, с детской литературой тех лет.



Литература

Алексеева М. И. Советские детские журналы 20-х годов. М: Изд-во МГУ, 1982. 133 с.
Арзамасцева И. Н., Николаева С. А. Детская литература: учеб.пособие. М.: AcademA, 1997. 447 с.
Белинский В. Г., Чернышевский Н. Г., Добролюбов H. A. О детской литературе: сб. М.: Дет. лит-ра, 1983.411 с.
Ильина Н. Детские журналы 20 - 30 гг: сб. Вопросы детской литературы, 1957. М: Детгиз, 1958.
Кон Л. Советская детская литература (1917 - 1940). М.; Детгиз, 1960.
Колесова Л. Н. Детские журналы России. XX век. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2009. 369 с.
Ледовская М. Детские журналы (обзор) // Просвещение на транспорте. 1928. № 9.
Марголина С. О беллетристике и детских журналах (впечатления обозревателя)// Народный учитель. 1926. № 7-8.
Марголина С. Конфеты и ежики (обзор журналов "Зорька", "Огоньки", "Ёж") // Книга и революция. 1930. № 28.
Марголина С. О новых детских журналах // На путях к новой школе. 1926. № 7-8.
Рахтанов И. А. "Еж" и "Чиж": в кн. Детская литература, 1962 М.: Детгиз, 1962.
Рахтанов И. А. Рассказы по памяти. М.: Советский писатель, 1969. 223 с.
Холмов М. И. Становление советской журналистики для детей. Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. 208 с.


"Новый Робинзон", ежемесячный детский журнал, орган Северо-западного бюро детской коммунистической организации пионеров им. В. И Ленина и Ленинградского губкома РЛКСМ. 1924- 1925. "Ёж", ежемесячный детский журнал, орган ЦБ юных пионеров и Главсоцвоса. 1928 - 1930.

 

II

1. Популяризация знаний на страницах журнала "Новый Робинзон" (авторы, редакторский анализ статей и очерков).

2. Научный отдел журнала "Еж" (редакторский анализ публикаций)

На основе анализа материала, печатавшегося в научном отделе журналов, студенты должны выявить особенности научно-художественного очерка для детей в те годы, определить особенности творческого метода авторов очерков. Студентов должен интересовать принцип отбора фактического материала. Важно выяснить, как авторы подавали научные факты, какие при этом использовали приемы занимательности, в чем секрет увлекательности лучших очерков.



Литература

Алексеева М. И. Советские детские журналы 20-х годов. М: Изд-во МГУ, 1982. 133 с.
Жизнь и творчество Б. С. Житков: сб. статей. М.; Детгиз, 1955
Ильин М. О научной книге для детей // Детская литература. 1941, № 3.
Ильина Н. Детские журналы 20 - 30. гг: сб. Вопросы детской литературы. 1957. М: Детгиз. 1958.
Колесова Л. Н. Детские журналы России. XX век. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2009. 369 с.
Холмов М. И. Становление советской журналистики для детей. Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. 208 с.


"Новый Робинзон", ежемесячный детский журнал, орган Северо-западного бюро детской коммунистической организации пионеров им. В. И. Ленина и Ленинградского губкома РЛКСМ. Л., 1924 - 1925.

"Еж", ежемесячный детский журнал, орган ЦБ юных пионеров и Главсоцвоса. 1928 - 1930.

 

III

1. Методы работы редакции "Нового Робинзона" с читателями.

2. Формы связи редакции "Ежа" с читателями (1928 - 1930 гг.).

3. Журнал "Пионер" 1930-х годов и читатели.

Начать разговор в курсовом сочинении следует с оценки содержания журнала, его воспитательного значения, ибо работа редакции с ребятами, связь редакции с читателями заключается не только в непосредственных обращениях к ним, организации переписки и конкурсов. Важен принцип отбора и подачи материала в журнале. Можно сравнить формы работы с читателями редакций указанных журналов с формами работы редакций современных детских журналов.



Литература

Алексеева М. И. Советские детские журналы 20-х годов. М.: Изд-во МГУ, 1982. 133 с.
Кон Л. Советская детская литература (1917 - 1940). М.: Детгиз, 1960.
Колесова Л. Н. Детские журналы России. XX век. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2009. 369 с.
Радаков А. Как делался "Галчонок"// Детская литература. 1940. №8. С. 28-30.
Рахтанов И. "Еж" и "Чиж": в кн. Детская литература, 1962. М.: Детгиз, 1962.
Холмов М. И. Становление советской журналистики для детей. Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. 208 с.


"Новый Робинзон", ежемесячный детский журнал, орган Северо-западного бюро детской коммунистической организации пионеров им. В. И. Ленина и Ленинградского губкома РЛКСМ. Л., 1924 - 1925.

"Еж", ежемесячный детский журнал, орган ЦБ юных пионеров и Главсоцвоса, 1928 - 1930. Журнал "Пионер", ежемесячный детский журнал, орган Центрального бюро юных пионеров и ЦК ВЛКСМ. М., 1924 - 1933.

 

IV

1. Становление жанров детской публицистики в журнале "Еж" (1928 - 1930 гг.).

2. Очерки Н. Олейникова в журнале "Еж" (редакторский анализ).

3. Публицистика в журнале "Пионер" за 1927 или 1928 г.

Студенты определяют жанры материалов на общественно-политические темы, публицистические приемы, используемые их авторами, на основе конкретного анализа содержания статей, очерков, заметок выявляют особенности детской публицистики тех лет.



Литература

Алексеева М. И. Советские детские журналы 20-х годов. М: Изд-во МГУ, 1982. 133 с.
Колесова Л. Н. Детские журналы России. XX век. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2009. 369 с.
Кон Л. Советская детская литература (1917 - 1940). М., Детгиз, 1960.
Крекшин Е. Публицистика в детском журнале // Детская литература, 1940. № 6.
Ледовская М. Детские журналы (обзор) // Просвещение на транспорте. 1928. № 9.
Толстова Н. "Еж", ежемесячный журнал для детей // Просвещение на Урале. 1928. № 12.
Холмов М. И. Становление советской журналистики для детей. Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. 208 с.


"Пионер", детский журнал, орган ЦБ юных пионеров и ЦК ВЛКСМ, 1927 - 1928.

"Еж", ежемесячный детский журнал, орган ЦБ юных пионеров и Главсоцвоса, 1928 - 1930.

 

IV

1. Организация материала в "Новом Робинзоне" - журнале нового типа.

2. Структура журнала "Еж". Оформление отделов и рубрик.

Студентов должны интересовать структура журнала, соотношение отделов, способы достижения художественного единства номеров журнала. Можно сравнить тематические и нетематические номера журнала.



Литература

Алексеева М. И. Советские детские журналы 20-х годов. М.: Изд-во МГУ, 1982.
Гофман В. Старое и новое в детских журналах: в кн. Детская литература. М. - Л.: Гос. изд-во худ. лит., 1931.
Ильина Н. Детские журналы 1920-30 гг.: сб. Вопросы детской литературы, 1957. М.: Детгиз, 1958.
Колесова Л. Н. Детские журналы России. XX век. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2009.


"Новый Робинзон", ежемесячный детский журнал, орган Северо-западного бюро детской коммунистической организации пионеров им. В. И. Ленина и Ленинградского губкома РЛКСМ. Л., 1924- 1925.

"Ёж", ежемесячный детский журнал, орган ЦБ юных пионеров и Главсоцвоса, 1928 - 1930.

 

 




1 В теории детской литературы и детского чтения употребляются термины "детская литература" (вся литература, которую читают дети - в том числе и "взрослая"); "литература для детей" (произведения, написанные специально для детей) и "круг детского чтения". В 20-е годы прошлого века стали различать понятия "журналистика для детей" (журналистика, которая делается для детей руками взрослых) и "детская журналистика" (журналистика самих детей). В методических указаниях понятия "детская журналистика" и "журналистика для детей" используются как синонимичные.
2 Князев В. Цветы коммуны// "Северное сияние". 1920. № 7-12. С. 28.
3 Воинов В. Гудок// Северное сияние. 1919. № 3-4. С.34
4 Май В. Стальные чудеса// Северное сияние. 1919. № 5-6. С. 48.
5 П. Сурожский. Финтифлюшка. // Северное сияние. 1919. № 5-6. С. 10.
6 В. Воинов. Алешкина шахта. // Северное сияние. 1920. № 7-12. С. 9.
7 Северное сияние. 1919. № 1-2. Поcл. стр. обложки.
8 Юные товарищи. 1922. № 1. Посл. стр. обложки.
9 Юные товарищи. 1922. № 4. С. 6.
10 Барабан. 1923. № 1. С. З.
11 См. статью Н. К. Крупской "Поменьше барабанного боя!". Юный коммунист. 1924. № 2.
12 К читателям// Пионер. 1924. № 1. Посл. стр. обложки.
13 Воробей. 1923. № 1. С. З.
14 Новый Робинзон. 1924. № 8. С. 2.
15 Мы знали Евгения Шварца. М.; Л., 1966. С. 31-32.
16 Привалова Е. Памяти Б. С. Житкова // Жизнь и творчество Б. С. Житкова. М., 1955. С. 280.
17 См.: Рахтанов И. Рассказы по памяти. М, 1969. С. 156.
18 См.: Рахтанов И. Рассказы по памяти. М, 1969. С. 162-163.
19 См.: Рахтанов И. Рассказы по памяти. М, 1969. С. 157.
20 Ёж. 1928. № 1. С. 28.
21 Ёж. 1929. № 6. С. 16.
22 Ёж. 1929. № 3. С. 30.
23 Ёж. 1928. № 2. С. 22-29.
24 Рахтанов И. Указ.соч. С. 186.

Комментарии







 
   


© 2010-2022 РадугаМедиа.
Все права защищены.
О замеченных ошибках просьба сообщать
на radugamedia@mail.ru.
Дизайн RadugaLabs.
Разработка IT-Raduga.